Жития святых, патерики, прологи, минеи, фрагменты хроник, апокрифы.
С. В. Булгаков Настольная книга священно-церковно служителя. Полное издание 1913 года
 
  Предыдущая Следующая  

С. В. Булгаков
Настольная книга священно-церковно служителя.
Полное издание 1913 года
стр. 638

Увеличить страницу
враг твоих: воцарится Господь посреде тебе, и не узриши зла ктому». Далее св. Церковь созерцает (в 8-й и 9-й паремиях) символы торжества Христова над смертию и всеобщего воскресения мертвых в воскрешении сына вдовы Сарфптской прор. Илиею и сына Суманитянки-прор. Елисеем. В 10-й паремии вся новозаветная Церковь пророчески призывается к веселью, ибо Сам Господь облекает ее в ризу спасения. В жертвоприношении Исаака (11-я паремия) св. Церковь указывает нам прообразование крестной смерти Спасителя, которая служит печатью Нового Завета. В 12-й и 13-й паремиях прор. Исаия пророчески предвозвещает о посольстве на землю Мессии для спасения духовно страждущих и об Его величии. Четырнадцатая паремия (из книги прор. Иеремии) возвещает, что Новый Завет начертывается Богом на сердцах людей и состоит в совершенном примирении человека с Богом, Который говорит устами пророка: «милостив буду к неправдам их и грехов их не помяну ктому». Последняя паремия, заимствуемая из книги прор. Даниила (о трех отроках, избавденных от печи огненной), прообразовательно изображает сошествие Искупителя в ад и освобождение Им из уз смерти всех, уверовавших в Его искупление. Эта паремия заключается чтением победной нески трех спасенных отроков, сопровождаемым (подобно чтению победной песни Моисея) пением, именно после 56 стиха паремии чтец сначала возглашает припев: «Господа пойте, и превозносите Его во веки, потом дальнейшие стихи паремии, по окончании же их возглашает: «Благословим Отца», а затем «И ныне» (сн. в Ирмол. конец 8-й песни Свящ. Пис); на каждое из этих возглашение певцы поют указанный припев: «Господа, пойте»; в заключение чтец возглашает: «Хвалим, благословим, покланяемся Господеви», а певцы досевают: «погоще и превозносяще во вся веки» (сн. там же). Во все это время царские врата так же, как и при чтении песни прор. Моисея, остаются отверстыми. С окончанием парений оканчивается и вечерня. ) Вместо стихов 81-го псалма, положенных в Триоди Постной, в некоторых приходских церквах поют (трио) следующие: 1) "Воскресни Боже, суди земли, яко Ты царствуеши во веки". 2) "Христос новая пасха, живожертвенная жертва, Агнец Божий, всемляй грехи мира". 3) "Течаху жены возвестили апостолом: дерзайте убо и возопийте, яко воскресе Господь". 4) "Ангел вопияше Благодатней: радуйся, Дево, радуйся, и паки реку: радуйся, Твой бо Сын воскресе тридневен от гроба". Стихи эти печатаются в "Обиходе нотного пения" и др. изд. Придворной Певческой Капеллы. 9) Перемена одежд священно-церковно-служителями на литургии в Великую субботу-обряд весьма древний, принятый от Церкви греческой. Он служит для верующих напоминанием о торжественном крещении оглашенных, происходившем некогда в вечер на Пасху. Значительное число парений тоже указывает на обычай древней Церкви совершать в этот день крещение оглашенных: 15 наремий прочитывались в то время, когда священнослужители сходили в крестильницу читать молитвы над водою, совершали крещение оглашенных и помазание мѵром. Перемена темных облачений на светлые тоже стоит в прямой связи с крещением оглашенных. Несомненно, что клирики переоблачались из черных, великопостных одежд в светлые, праздничные, пред тем, как отправиться им в крестильницу, и поступали так по той причине, что намеревались совершить крещение оглашенных-такое таинство, которое в настоящее время, как и в христианской древности, священники должны совершать не иначе, как в белых одеждах, изображая этим видимым знаком радость св. Церкви о приобретении в крещении новой заблудшей овцы (Лук. 15, 4-ю). Но, помимо указанного, существуешь другой источник радости для христиан в Великую субботу, есть другое более глубокое основание у священнослужителей менять пред чтением св. Евангелия темные, траурные ризы на светлые, праздничные. Обычай крестить оглашенных накануне св. Пасхи давно прекратился, а перемена траурных одежд на праздничные за литургией в Великую субботу нродолжает существовать не по одной привычке и не в виде только отголоска умолкшей, но некогда бывшей в большой силе, крещальной практики, а в качестве явления, всякий раз вызывающего неподдельную радость в сердцах верующих. Причина последней заключается в том, что св. Церковь с пения стиха: стиха поют на гл. 7-й: «Воскресни Боже..... во всех языцехъ» ); в конце же чтец возглашает 1-ю половину этого стиха, а певцы поют его вторую половину. Во время пения этих стихов переменяются темные одежды престола, жертвенника и проч. на светлые, священнослужители тоже переоблачаются в светлые одежды 2). Диакон в белых ризах, изображая собою первого свидетеля и вестника воскресения Христова светлого ангела, слетевшего ко гробу, выходит с Евангелием из алтаря к плащанице и читает всерадостное Евангельское благовествование о воскресении Христа Спасителя, так как вечерня в этот день относится к первому дню Светлого Христова Воскресения. Вместо херувимской песни, поется умилительная песнь: «Да молчит всякая плоть чело-веча»; пред входом ее поют до слов: лредходят же Сему», а после входа начинают с этих слов и поют до конца (Церк. Вест. 1892, 37). Великий вход совершается около плащаницы. Вместо: «О Тебе радуется, поется ирмос 9 песни канона: Не рыдай Мене Мати». По приличию времени избран причастен: «Веста яко спя Господь». Заам-вонная молитва читается за плащаницею. Все остальное совершается по чину литургии св. Василия Великого. Отпуст произносится «обычный» (Служ. на каж. доив страст. сед.).